14.10.2019

Кто кого: полиция или полицию?

Пока следственный отдел Карасунского округа исследует материалы о возможном мошенничестве в отношении заслуженного строителя со стороны группы лиц, занимающихся микрозаймами для бизнеса, суды принимают их сторону, узаконивая попытку сомнительных финансистов лишить пенсионера всего нажитого имущества.
Девятнадцатого августа в Советском районном суде Краснодара рассматривалось дело по иску к Сергею Фролову о взыскании долга. Заседание перенесено на 3 сентября. Как сообщает наш корреспондент, в процессе будут слушать пояснения экспертов.

Мы следим за ситуацией и просим обратить пристальное внимание правоохранителей на этот вопиющий случай.

После выхода статьи «Займ ценою в жизнь» о заслуженном строителе России Сергее Фролове из Краснодара, пострадавшем от действий группы лиц, занимающихся микрофинансированием бизнеса, мы получили письмо от врио заместителя начальника полиции РФ по  Безсмельницына О. В. о том, что материалы по факту противоправных действий со стороны Д. Н. Иванова, А. Н. Иванова, В. В. Вихляева, Е. А. Бойченко, А. Ю. Козьмина, А. В. Дарменко, Р. П. Китова в отношении С. А. Фролова переданы по подследственности в УМВД России по городу Краснодару для проведения проверки и принятия решения.
Седьмого августа 2019 года ГУ МВД РФ по Краснодарскому краю уведомило Сергея Фролова о том, краснодарское УМВД провело проверку, в ходе которой было принято решение о направлении материала по подследственности в Следственный отдел по Карасунскому округу Краснодара по краю.

Пока краснодарские следователи, возможно, пытаются что-то сделать, Сергей Фролов находится под давлением судебных инстанций. До сих пор суды принимали и принимают сторону финансовых обидчиков пенсионера. Воспрепятствовать лицам, которые через суды пытаются отнять у заслуженного человека всё его имущество по договорам займа, может только уголовное дело, с возбуждением которого наши доблестные правоохранители тянут.

Напомним: никакие структуры не могут пробить защитный барьер краснодарского УВД. На протяжении двух лет пенсионер обращается в полицию с заявлением о совершенном в отношении него преступлении, но каждый раз получает отказ в возбуждении уголовного дела. Окружная прокуратура предписывала полицейским провести тщательное и объективное расследование по случаю Фролова, а после обращения к главному инспектору МВД России федеральные органы усмотрели в действиях группы лиц признаки статьи 159 УК РФ, о чем прямо указали в ответе заявителю. Несмотря на все эти попытки, процессуальное решение до сих пор не принято. Пока Сергей Фролов добивается от правоохранителей компетентного расследования, злоумышленники пытаются завладеть всем его имуществом.
Сергей Александрович Фролов прошел героический путь от ударника коммунистического труда до заслуженного строителя России, имеет два высших образования, является кандидатом экономических наук, награжден золотым орденом мецената. Сергей Фролов первый в мире установил памятник , а за монумент его лично наградила дочь знаменитого маршала. Несмотря на крупные жизненные достижения и широкие связи в крае и стране, пенсионер угодил в финансовую ловушку.

Еще в 2008 году Фролов занимался бизнесом, заключал контракты с иностранными компаниями. Для того чтобы иметь оборотные средства, он обратился в микрокредитную компанию «Краевой центр развития бизнеса».

По словам Фролова, в период с 2011 по 2015 год он занимал здесь денежные средства и возвращал их в установленные договорами сроки.

В 2013 году Сергея Фролова как добропорядочного заемщика представили учредителю организации Дмитрию Иванову. Тот предложил финансовую и юридическую помощь в разрешении судебных дел и лично предоставлял денежные займы под 5—7 процентов в месяц. Все операции обеспечивались залогом.

Со временем между сторонами сложились доверительные отношения. Однажды, пользуясь расположением Фролова, его попросили, как рассказывает пенсионер, подписать для внутренней бухгалтерии несколько безденежных договоров займа и приходно-кассовых ордеров. Сумма была немаленькая: около одиннадцати миллионов рублей, но пенсионера убедили, что документы нужны всего лишь для внутренней отчетности и не повлекут никаких правовых последствий.

На деле реально казалось, что никаких правовых последствий не происходит. В 2015 году Иванов даже вернул Фролову залоговое имущество после выплаты реальных займов. Если бы в тот момент у Иванова имелись финансовые претензии по тем самым одиннадцати миллионам рублей, он, смеем предположить, удерживал бы залог до последнего в обеспечение исполнения обязательств. Так поступает каждый разумный заимодавец. Однако этого не было.

Пока Фролов думал, что всё хорошо, деятели не дремали. Учредитель Иванов по тем самым безденежным договорам займа провел переуступку прав на своего брата. Не предъявляя Фролову никаких претензий или требований, они обратились в Советский районный суд Краснодара с требованием о взыскании задолженности по договорам займа. Дельцы указывали недействительный адрес проживания ответчика, поэтому Фролов ничего не знал о процессе и соответственно не участвовал в заседаниях. Только летом 2017 года ему поступила информация, что суд заочно принял решение о взыскании с него более 25 миллионов рублей в пользу представителя Иванова. Когда дело дошло до исполнительного производства, права требования вернулись к Дмитрию Иванову.

В течение 2018 года Сергей Фролов двенадцать раз обращался в УВМД по городу Краснодару с заявлением о мошеннических действиях со стороны группы лиц, но каждый раз сотрудники полиции выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по статье 159 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Самое странное в этой истории то, что в рамках доследственной проверки было проведено три экспертизы. Сам Фролов эти экспертизы не инициировал. Первая экспертиза была проведена по решению суда. Вторая — после команды Эдуарда Соболя. Сейчас завершилась третья судебная экспертиза. Отметим, что результаты исследований указывают на правоту Сергея Фролова. Подтверждено, что финансовые документы займа были безденежными, то есть пенсионер деньги фактически не получал. Кроме того, в период якобы выдачи займа организация не имела лицензии на выполнение финансовых услуг. Более того, у организации даже не имелось возможности выдавать суммы, указанные в договорах, потому что этими суммами организация не располагала. Также временной период выполнения подписей от имени заемщика и от имени заимодавца в договоре займа не соответствует дате, указанной в договоре. Подписи выполнены позднее даты, указанной в договоре. Также временной период выполнения подписей и рукописных записей в расходном кассовом ордере не соответствует дате, указанной в документе.

В выводах судебной экспертизы от 20 июня 2019 года, которая была направлена на исследование договора займа от 1 мая 2015 года, говорится о том, что «временной период выполнения подписей от имени заимодавца и подписей от имени заемщика в представленном на исследование договоре займа от 01.05.2015 г., заключенном между ИП Ивановым и Сергеем Фроловым, не соответствует дате, указанной в документе. Указанные подписи выполнены позднее даты, указанной в документе, предположительно, не ранее второй половины 2015 года (июль — сентябрь)».

Уникальность этого договора видна и без экспертизы. Какой нормальный человек обратится за займом именно 1 мая, в праздничный день, да и какая нормальная компания будет работать в официальный выходной день?

Тем временем служба судебных приставов возбудила исполнительные производства в отношении пенсионера Фролова. В рамках этих производств недвижимое имущество Фролова оценивается в десятки раз ниже его рыночной стоимости для того, чтобы впоследствии это имущество могло быть изъято для погашения фиктивной задолженности. Кроме того, не так давно у находящегося под арестом домовладения Сергея Фролова в Краснодаре произошло возгорание кровли. Сам хозяин уверен, что это был поджог с целью снизить стоимость имущества.

— Я пострадал от действий слаженно действующей группы лиц, и сейчас это продолжается, — говорит Сергей Фролов. — Доходит до абсурда. У меня три экспертизы, которые говорят в мою пользу: что сделки были безденежные, что я займы фактически не получал, но мне всё равно отказывают в возбуждении уголовного дела. А эти люди параллельно идут в суд, и суд их поддерживает. Я обращаюсь в суд, а мне говорят: идите в УВД. Иду в УВД, а мне отказывают… Как это понимать? России известны случаи лишения собственников принадлежащих им активов группой лиц по принципу «навались»: одна группа ворует, вторая крышует, третья узаконивает, а четвертая продает за копейки. Кто защитит гражданина Российской Федерации от беспредела? Все всё понимают, но никто ничего не делает. Я не добиваюсь того, чтобы суд был в мою пользу, я добиваюсь, чтобы была установлена правда! Чтобы было следствие, чтобы я сел за стол, меня допросили, их допросили. У меня есть документы, есть экспертизы, а у них всё огульно, говорят, что им вздумается, и их слышат. Их показания принимают в расчет — мои рассматривают критически, но ведь всё сказанное нужно проверять. Пока УВД мне отказывало, шло время, а Иванов и компания ходили по судам и доказывали свою правоту, ссылаясь на то, что мне отказывает УВД. Замкнутый круг. Сейчас и УВД сетуют на судебные решения. А где вы были год назад? Ведь это всё можно было остановить! И не было бы судебных решений, позволяющих отнять сейчас нажитое трудом имущество! А вот законный приговор в отношении виновных лиц мог бы уже и состояться, будь правоохранители расторопнее.

Будьте первым, кто прокомментирует

Оставьте комментарий

Ваша почта не будет опубликована.